Жанр портрета

К этому жанру относятся произведения изобразительного искусства, в которых запечатлен внешний облик конкретного человека (или группы людей). Каждый портрет передает индивидуальные, присущие только портретируемому (или, как говорят художники, модели) черты.

Последователями Ге на этом пути стали В.Г.Герое (портрет Ф. М. Достоевского, 1872, ГТГ) и И. Н. Крамской (портрет Л. Н. Толстого, 1873, ГТГ), создавшие целую портретную галерею выдающихся современников. Вся жизнь и творчество Крамского - ответ на этот вопрос. Художник большого творческого темперамента, глубокий и оригинальный мыслитель, он всегда боролся за передовое реалистическое искусство, за его идейность и демократическую содержательность. В 1863 г. именно он былинициатором "бунта 14-ти", когда лучшие ученики Академии художеств отказались писать программные выпускные работы на надуманные, лишенные социального содержания мифологические темы и организовали своеобразную коммуну - Артель художников.

С 1870 г. Крамской - учредитель и идейный вождь Товарищества передвижных художественных выставок, страстный пропагандист реализма в искусстве. Не только в таких монументальных полотнах, как "Христос в пустыне", отразились неустанные поиски художником идеала гражданственности и демократичности. Может быть, в еще большей мере воплощены они во многих портретах современников, написанных Крамским в 60-70-е гг. Интеллигент-разночинец, идущий нелегким путем жизненных испытаний, внимательно и требовательно всматривающийся в окружающий мир,--таким предстает художник в "Автопортрете" (1867, ГТГ). Это не просто портрет, а портрет-обобщение, в котором через индивидуальное, присущее, казалось бы, только модели, передано нечто всеобщее, закономерное, характерное для всех лучших людей эпохи. Тот же удивительный сплав психологически неповторимого и типичного для своего времени в портретах Л. Н. Толстого (1873) и Н. А. Некрасова (1877; оба - ГТГ). Особое место в портретном творчестве Крамского занимают образы крестьян.

Не темных, задавленных нуждой людей изображает он, а знающего себе цену, готового постоять за себя "Полесовщика" (1874, ГТГ) или обаятельного в своем мудром лукавстве Мину Моисеева (1882, ГРМ; этюд к картине "Крестьянин с уздечкой", 1883, Государственный "музей русского искусства, Киев).

Высшие достижения в создании портретов-типов принадлежат И. Е. Репину: он находит у своих моделей неповторимо-конкретные, только им присущие позы, жесты, выражения лиц и передает с их помощью и духовные особенности личности, и ее социальную характеристику.

Одним из факторов, изменивших в конце XIX века облик портретных произведений, был пленэр. В обращении к пленэру многие русские художники увидели возможность "двинуться" к солнцу, воздуху, возможность для разрешения световых, цветовых и пространственных задач. Пленэрная живопись, восходящая еще к творчеству А.А. Иванова, в русском искусстве второй половины XIX века связана прежде всего с именами В.Д. Поленова и И.Е. Репина. Блестящее претворение принципы пленэра нашли в картинах Репина "Крестный ход в Курской губернии" (1883) и "Не ждали" (1884).

Элементы пленэра содержатся также в некоторых других работах художника того времени, в частности, в портретах М.П. Мусоргского (1881) и В.В. Стасова (1883). В искусстве Репина пленэр стал важным фактором и последнего, завершающего этапа творчества. Репин предпочитает теперь писать молодых людей, в особенности девушек, среди природы, освещенных солнцем. В этих портретах, выполненных светлыми чистыми красками, утверждаются красота и всепобеждающая сила молодости ("Белорус", 1892; "Осенний букет", 1892; "Под солнцем", 1900). Новые веяния в искусстве коснулись художественного мировосприятия и некоторых других столпов передвижничества. Они дают себя знать в портретных этюдах Ярошенко, сделанных на ярком солнце, в его портрете Н.Н. Ге (1890), менее типизированном, чем другие, содержащем эмоциональный подход к модели, которую художник органично связывает с естественной для нее творческой средой, в портрете Н.И. Петрункевич (1893) работы Ге, хотя и темном по колориту, но как выбором модели и ситуации, так и своим общим настроением, безусловно, перекликающимся с набирающим силу молодым искусством.

Он выступает как портретист, мастер бытовой и исторической картины. Портрет был не только ведущим жанром, но и подосновой творчества Репина вообще. При работе над большими полотнами он систематически обращался к портретным этюдам для выяснения облика и характеристики персонажей. Таковы "Протодьякон" (1877) и "Горбун" (1881, ГРМ), портреты, связанные с картиной "Крестный ход в Курской губернии" (1880--1883, ГТГ). Как и в "Бурлаках на Волге", но в более масштабной форме, здесь проявилось великое умение Репина чувствовать и передавать стихийную жизнь массы, толпы людей, не теряя при этом индивидуального, портретного своеобразия каждого лица.

Характеристики привилегированной части толпы - помещицы, купца, священника отмечены духом социально-критической иронии. В образной трактовке простых людей, нищих, странников Репин остается гуманистом и реалистом, видящим и нравственное превосходство народа, и его заблуждения. Фальшивому благочестию сытой публики противопоставлена глубоко искренняя, но слепая надежда обездоленных прорваться к своей правде в мире угнетения и несправедливости. Вслед за В. Г. Перовым и И. Н. Крамским Репин продолжает создание галереи образов выдающихся представителей русской общественной мысли, науки и культуры.

В лучших своих портретах - В. В. Стасова, Л. Н. Толстого, М. П. Мусоргского Репин достигает жизненной полноты и многогранности характеристики благодаря удивительной ком позиционной изобретательности и активности изобразительных средств, чуждых пристрастия к какой-либо одной манере: она всегда сообразуется с "манерой"- повадкой, осанкой, темпераментом - портретируемого лица.

Одна из главных тем жанровых полотен Репина - типичные моменты жизни русского революционера-народника ("Арест пропагандиста", 1880-1892; "Отказ от исповеди", 1879-1885 и "Не ждали", 1884- 1888, все в ГТГ). В отраженной художником в картине "Не ждали" гамме психологических реакций на событие - изумления, недоверия, радости - безусловно доминирует немой диалог взглядов матери и возвратившегося из ссылки сына. Герой картины, не отрекаясь от прошлого, ждет не сострадания и прошения, а понимания и оправдания необходимости той жертвы во имя долга перед народом, который когда-то заставил его покинуть родной дом. Признание семьей гражданского подвига отца, брата, сына выдвигается Репиным как проблема, имеющая широкое общечеловеческое значение. Склонность к психологическому драматизму в обрисовке ситуаций сказывается и в исторической живописи Репина. Художник стремится показать исторических героев в мгновения предельной душевной напряженности. Эта тенденция достигает кульминации в картине "Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года" (1885, ГТГ). Содержание картины помимо конкретного исторического правдоподобия ситуации и характеров, говорит о "вечной" коллизии наказания деспота мукой раскаяния за невинно пролитую кровь. В картине "Запорожцы пишут письмо турецкому султану" (1878- 1891, ГРМ)-иная мысль, связанная с поисками жизнеутверждающего идеала, героических характеров. Последний высокий взлет репинского таланта относится к началу XX в., когда художник работает над грандиозным групповым портретом-картиной "Торжественное заседание Государственного Совета" (1901- 1903, ГРМ), выполнив серию этюдов, отличающихся замечательной остротой характеристики и живописной свободой. Подлинный гражданский пафос, демократизм, выражающийся не только в глубоком понимании и изображении народной жизни, но в ясности и доступности самого изобразительного языка, высочайшее реалистическое мастерство, правда характеров, интерес к животрепещущим вопросам современности - залог непреходящей ценности искусства Репина.

Опыт Репина в области пленэрного портрета был продолжен и обогащен живописцами младшего поколения - его учеником В.А. Серовым и К.А. Коровиным, произведения которых - "Девочка с персиками" (1887), "Девушка, освещенная солнцем" (1888), "Хористка" (1883), портрет Т.С. Любатович (1886?) - явились для современников подлинным откровением. В этих работах показан не только характер портретируемых и присущие им индивидуальные особенности, фигуры девушек тесно связаны с внешней средой, все пронизано светом и воздухом. Столь непосредственного восприятия мира, подобной убедительности ситуации, свежести, звучности и чистоты цвета не знала еще русская портретная живопись. И что в данном случае особенно важно - свет в работах молодых русских художников не только не растворял в себе фигуру человека, как сплошь и рядом бывало в произведениях западного импрессионизма, а, напротив, способствовал выявлению жизненной правды, созданию одухотворенных поэтических образов.

Пленэр во многом обогатил русскую живопись, но при этом он таил в себе определенную опасность, в особенности для живописи портретной. Он вносил в нее момент мимолетности, сиюминутности, что при чрезмерном увлечении световыми и цветовыми эффектами грозило потерей в портрете человека. Тем не менее на протяжении 1890-х годов и даже двух первых десятилетий XX века ряд русских художников умело использовали при портретировании как пленэр, так и некоторые приемы импрессионистической техники.

Однако важно подчеркнуть, что поступательное движение живописи пошло в другом направлении, в сторону усиления черт декоративности и монументальности. Произведения Серова и Коровина 1880-х годов стали важным звеном в развитии портретного жанра. Во многом расширяя его понятие, они явили собой подлинно новый тип портрета. Общепринятой формой портрета во второй половине XIX века было поясное, реже погрудное или поколенное изображение. Художники сосредоточивали почти все внимание на изучении лица человека.

Представленный на нейтральном фоне, он как бы изолировался от окружающего мира, замыкался в самом себе. В "Девушках" Серова и портрете Любатович Коровина пространство взято значительно щедрее, шире. Интерьер или пейзаж, являются не просто фоном, а органичной естественной средой. Здесь проявилась также одна из основных тенденций в развитии русского портретного искусства данного периода - тяготение к обобщенно-синтетическому картинному претворению образов. Ведь это не просто портреты, а портреты-картины. Таковыми делает их как наличие антуража, так и содержательность, значительность самих портретных характеристик, их синтетический строй. Не случайно серовские "Девочка с персиками" и "Девушка, освещенная солнцем" стали символом вневременных ценностей - молодости, красоты жизни, близости человека и природы.

Их сила в точно найденной мере частного и общего, конкретно-индивидуального и типического, чувственного и рационалистического, мгновенного и вечного. Расширение жанровых пределов открывало перед художниками новые возможности. В характеристику портретируемого включались дополнительные компоненты, помогающие более разносторонне обрисовать модель, рассказать о ее образе жизни, вкусах и интересах, манере одеваться, держаться и прочее. У многих художников интерес к околичностям способствовал усилению эмоциональной выразительности образа, у других приглушал его звучание, переносил внимание на второстепенные детали, ослабляя психологическую трактовку личности.

Портрет в русской живописи конца XIX - начала XX века - явление большого художественного масштаба. Он необычайно многообразен то своим формам, стилистическим особенностям, изобразительному 1зыку. Самые высокие проявления жанра характеризуются творческим осмыслением натуры, поэтической образностью, обогащением выразительных средств, артистизмом. И даже если личность модели не раскрывается в них подчас во всей полноте, они все же ярко характеризуют эпоху, выявляют особенности ее духовной жизни и художественных исканий. Глубокое чувство времени, острота ощущения эпохи -одна из наиболее сильных сторон лучших портретов, созданных на рубеже веков. Творческий путь художников, талант которых формировался в это трудное переходное время, был нелегким. После Великой Октябрьской революции деятельность многих мастеров кисти получила новое направление. Малютин, Бродский, Петров-Водкин, Нестеров, Сарьян, П. Кузнецов, Машков, Кончаловский, Альтман, Лентулов, Осмеркин и многие другие влились в ряды советских художников и стали строителями искусства социалистического реализма.

Большую роль играет портрет в советском искусстве. Потребность запечатлеть образ нового человека, отмеченного такими духовными качествами, как коллективизм, революционная целеустремленность, стимулировала дальнейшее развитие реалистического портрета-типа; такие произведения, как "Председательница" Г. Г. Ряжского (1928, ГТГ), "Партизан" Н. И. Струнникова (1929, ГТГ), "Академик И. П. Павлов" М. В. Нестерова (1935, ГТГ), стали емкими символами эпохи социалистического переустройства общества. Целостный, живой и многогранный образ В. И. Ленина воссоздает "Лениниана" скульптора Н. А. Андреева - уникальная серия, состоящая более чем из 100 скульптурных портретов вождя пролетариата (1919-1932, Музей В. И. Ленина и ГТГ).

Лучшие качества советских людей нашли отражение в портретах периода Великой Отечественной войны. Широко и многопланово развивался советский портрет в послевоенные годы. Типические, устойчивые черты народного характера воплощал в образах крестьян-земляков А. А. Пластов. Неожиданные композиционные ракурсы, контрасты локальных цветовых пятен подчеркивают остроту психологической характеристики в работах П. Д. Корина. Т. Т. /Салахова ("Композитор Кара Караев", 1960, ГТГ). Значительность характеров, постоянная готовность к действию ощущаются за внешней бесстрастностью персонажей картины Д. И. Жилинского "Гимнасты СССР" (1964, ГТГ). Современный советский портрет не только позволяет глубже заглянуть во внутренний мир нашего современника, но и активно участвует в формировании новых духовных ценностей советского общества.

К тому же автор портрета, как правило, не бесстрастный регистратор внешних и внутренних особенностей портретируемого: личное отношение художника к модели, его собственное мировоззрение, его творческая манера накладывают на произведение зримый отпечаток. Искусство портрета насчитывает несколько тысячелетий. Уже в Древнем Египте скульпторы, не углубляясь во внутренний мир человека, создавали довольно точное подобие его внешнего облика. Идеализированные, как бы приобщенные к прекрасному миру богов и мифических героев, образы поэтов, философов, общественных деятелей были распространены в пластике Древней Греции. Поразительной правдивостью и одновременно жесткой определенностью психологической характеристики отличались древнеримские скульптурные портреты. Выдающимся явлением своего рода были живописные портреты ритуально-магического назначения, которые создавались в Египте в I в. до н. э. - IV в. н. э. (по месту находки позднее они стали называться фаюмскими). В эпоху средневековья, когда в европейском искусстве царили отвлеченные религиозно-мифологические образы, некоторые мастера создавали психологически точные портретные произведения. (Такова, например, статуя графини Уты в городском соборе Наумбурга; скульптурные портреты собора св. Вита в Праге и др.) Настоящий расцвет портретное искусство пережило в эпоху Возрождения, когда высшим началом, главной ценностью мироздания была признана героическая, действенная человеческая личность. Множество своих современников - поэтов, ученых, властителей - запечатлел великий итальянский художник Тициан. Интеллектуальной мощью, гордым сознанием внутренней независимости, душевной гармонией наделен его автопортрет (1560-е гг., Прадо, Мадрид). Сила и скрытая энергия, серьезность и мужественность подчеркнуты в портрете Шарля де Моретта (ок. 1536, Картинная галерея, Дрезден), написанном живописцем X. Хольбейном Младшим. В XVII в. в европейской живописи на первый план выдвигается камерный, интимный портрет в противоположность портрету парадному, официальному, направленному на возвеличивание и прославление изображаемых.

Но передачей внешнего сходства вовсе не ограничивается замысел живописца. В лице Герцена, как бы выхваченном из полумрака направленным снопом света, отразились его раздумья, непреклонная решимость борца за социальную справедливость. Ге запечатлел в этом портрете не сиюминутное состояние модели, а духовную историю личности, воплотил опыт всей ее жизни, полной борьбы и тревог. Более того, в облике духовно близкого ему человека Ге воссоздал как бы собирательный тип лучших русских людей своего времени. Искусство портрета требует, чтобы наряду с внешним сходством в облике человека отражались его духовные интересы, социальное положение, типические черты той эпохи, в которую он жил.

Само название этого жанра происходит от старофранцузского выражения, означающего "воспроизводить что-либо черта в черту". Однако внешнее сходство не единственный, да и, пожалуй, не главный критерий художественного достоинства портрета. В одном из залов Третьяковской галереи экспонируется портрет А. И. Герцена, написанный в 1867 г. русским художником Н. Н. Ге. Облик русского революционера, пламенного борца с самодержавием и крепостничеством хорошо известен нам по многим фотографиям. Художник верно воспроизвел характерные внешние черты Герцена.

Своим "Портретом старушки" (1654,ГМИИ) гениальный голландский портретист Рембрандт вводит нас во внутренний мир простого, ничем не знаменитого человека и открывает в нем величайшие богатства доброты и человечности. Широкую гамму различных чувств, темпераментов, человеческих индивидуальностей умел передать Рембрандт и в больших групповых портретах, таких, как "Старейшины суконного цеха" (или "Синдики", 1662, Рейксмюсеум, Амстердам).

Лучшие черты испанского национального характера - скромную сдержанность, чувство собственного достоинства раскрывает в портретах карликов-шутов (1640-е гг., Прадо, Мадрид) другой великий портретист XVII в. - Д. Веласкес.

С начала XVIII в. портретный жанр активно развивается в русском искусстве. Сложный, неоднозначный образ служивого человека Петровской эпохи обрисован в "Портрете напольного гетмана" (1720-е гг., ГРМ), написанном И. Н. Никитиным.

О русском искусстве рубежа двух веков, как и в более ранний период, портрет занимает важное место. Значительность и многообразие произведений, созданных в этом жанре, воочию продемонстрировала выставка "Портрет в русской живописи конца XIX - начала XX века", организованная в 1975 году в залах Государственного Русского музея. На ней экспонировались произведения более пятидесяти художников, из которых добрая половина систематически работала над портретами. Достаточно назвать такие имена, как И.Е. Репин, В.И. Суриков, В.А. Серов, М.А. Врубель, К.А. Коровин, Ф.А. Малявин, К.А. Сомов, М.В. Нестеров, С.В. Малютин, А.Я. Головин, Л.С. Бакст, Б.Д. Григорьев, А.Е. Яковлев, К.С. Петров-Водкин.

Русское искусство, предреволюционных десятилетий, развивавшееся в сложных исторических условиях, - явление неоднозначное и многоплановое. Отразившее коренные сдвиги в общественных отношениях и настроение революционного подъема в стране, оно отличалось противоречивостью и остротой художественных исканий. Все это должно было неизбежно сказаться и на портрете, прошедшем за тридцать лет, как и живопись в целом, насыщенный событиями путь. Хотя среди портретов 1910-х годов встречаются работы абстракционистского плана, портрет все же не представлял для чисто формальных экспериментов столь широких возможностей, как, например, пейзаж или натюрморт. Объяснялось это отчасти своеобразием жанра, заключавшемся в особенно тесной зависимости художника от натуры, в большей ответственности перед ней.

Именно в портрете поэтому отчетливее, чем где-либо, прослеживается стойкость реалистических традиций, яснее вырисовывается связь с предшествующими достижениями. Произведения В.Г. Перова, И.Н. Крамского, Н.Н. Ге и в особенности И.Е. Репина, покорявшие высоким гуманизмом и пристальным вниманием к человеку, стали отправной точкой для творчества ряда художников следующего поколения.

Многие из них не могли пройти и мимо искусства замечательных мастеров XVIII -первой половины XIX века Д.Г. Левицкого, К.П. Брюллова, О.А. Кипренского. Непреодолимое желание найти средства для усиления образного воздействия, остроты и выразительности живописно-пластического языка обусловило обращение к изобразительному опыту классического искусства Запада и Востока, русской иконописи, народному искусству, а иногда к новой и новейшей европейской живописи.

В творческой практике некоторых высокоодаренных мастеров, сумевших проникнуть в суть тех или иных явлений искусства прошлого и художественно преломить их соответственно собственным исканиям, не утрачивая при этом своей индивидуальности, подобные поиски оказывались порой исключительно результативными. Для тех, кто был неспособен к самостоятельному творческому осмыслению материала, они оборачивались прямым заимствованием и эклектикой.

Движение портретного искусства рассматриваемого периода шло не в едином потоке, а устремлялось по нескольким руслам, тем не менее в нем достаточно ясно выявляется как общая направленность, так и смена форм выражения, каждая из которых отмечена определенными стилистическими чертами. Соответственно менялись подход к натуре, характер и тип портрета, живописно-пластические приемы. Творчество некоторых художников укладывается в рамки определенного стилистического направления, у других оно далеко выходит за его пределы. Во второй половине XVIII в. работали прославленные портретисты Ф. С. Рокотов, создатель образов, полных тончайшей духовности (портрет В. И. Майкова, ок. 1765, ГТГ), Д.Г.Левицкий, в своих парадных и камерных портретах подчеркивавший душевную широту и гармоническую цельность своих моделей (портрет А. Ф. Кокоринова, 1769-1770, ГРМ; портреты воспитанниц Смольного института, ок. 1773-1776, ГРМ), В. Л. Боровиковский, автор женских портретов, пронизанных тонким лиризмом (портрет М. И. Лопухиной, 1797, ГТГ).

В первой половине XIX в. главным героем портретного искусства становится романтическая личность, разнообразная в своих проявлениях. Мечтательность и одновременно склонность к героическому порыву, живая естественность лица и нарочитая эффектность позы переплетаются в принадлежащем кисти О. А. Кипренского портрете гусара Е. В. Давыдова (1809, ГРМ). Романтическая вера в неисчерпаемость духовных сил человека-творца запечатлена в автопортретах О. А. Кипренского ("Автопортрет с альбомом в руках", 1823, ГТГ) и К. П. Брюллова (1848, ГТГ).

В 1860-1870-е гг. демократическое обновление русского искусства, становление реализма, в полной мере сказавшиеся в деятельности передвижников, непосредственно затронули и портретную живопись. Одно из главных мест занял особый вид портрета - портрет-тип, где человек, изображаемый во всей своей психологической сложности, оценивался еще и по его роли в обществе, воссоздавался в неразрывном сочетании его индивидуальных и типических черт. Выше мы видели, как воплощал это сочетание Н. Н. Ге в образе Герцена.

Последователями Ге на этом пути стали В.Г.Герое (портрет Ф. М. Достоевского, 1872, ГТГ) и И. Н. Крамской (портрет Л. Н. Толстого, 1873, ГТГ), создавшие целую портретную галерею выдающихся современников.
Вся жизнь и творчество Крамского - ответ на этот вопрос. Художник большого творческого темперамента, глубокий и оригинальный мыслитель, он всегда боролся за передовое реалистическое искусство, за его идейность и демократическую содержательность. В 1863 г. именно он былинициатором "бунта 14-ти", когда лучшие ученики Академии художеств отказались писать программные выпускные работы на надуманные, лишенные социального содержания мифологические темы и организовали своеобразную коммуну - Артель художников.
С 1870 г. Крамской - учредитель и идейный вождь Товарищества передвижных художественных выставок, страстный пропагандист реализма в искусстве. Не только в таких монументальных полотнах, как "Христос в пустыне", отразились неустанные поиски художником идеала гражданственности и демократичности.
Может быть, в еще большей мере воплощены они во многих портретах современников, написанных Крамским в 60-70-е гг. Интеллигент-разночинец, идущий нелегким путем жизненных испытаний, внимательно и требовательно всматривающийся в окружающий мир,--таким предстает художник в "Автопортрете" (1867, ГТГ). Это не просто портрет, а портрет-обобщение, в котором через индивидуальное, присущее, казалось бы, только модели, передано нечто всеобщее, закономерное, характерное для всех лучших людей эпохи. Тот же удивительный сплав психологически неповторимого и типичного для своего времени в портретах Л. Н. Толстого (1873) и Н. А. Некрасова (1877; оба - ГТГ). Особое место в портретном творчестве Крамского занимают образы крестьян.
Не темных, задавленных нуждой людей изображает он, а знающего себе цену, готового постоять за себя "Полесовщика" (1874, ГТГ) или обаятельного в своем мудром лукавстве Мину Моисеева (1882, ГРМ; этюд к картине "Крестьянин с уздечкой", 1883, Государственный "музей русского искусства, Киев).

Высшие достижения в создании портретов-типов принадлежат И. Е. Репину: он находит у своих моделей неповторимо-конкретные, только им присущие позы, жесты, выражения лиц и передает с их помощью и духовные особенности личности, и ее социальную характеристику.
Одним из факторов, изменивших в конце XIX века облик портретных произведений, был пленэр. В обращении к пленэру многие русские художники увидели возможность "двинуться" к солнцу, воздуху, возможность для разрешения световых, цветовых и пространственных задач. Пленэрная живопись, восходящая еще к творчеству А.А. Иванова, в русском искусстве второй половины XIX века связана прежде всего с именами В.Д. Поленова и И.Е. Репина. Блестящее претворение принципы пленэра нашли в картинах Репина "Крестный ход в Курской губернии" (1883) и "Не ждали" (1884).
Элементы пленэра содержатся также в некоторых других работах художника того времени, в частности, в портретах М.П. Мусоргского (1881) и В.В. Стасова (1883). В искусстве Репина пленэр стал важным фактором и последнего, завершающего этапа творчества. Репин предпочитает теперь писать молодых людей, в особенности девушек, среди природы, освещенных солнцем. В этих портретах, выполненных светлыми чистыми красками, утверждаются красота и всепобеждающая сила молодости ("Белорус", 1892; "Осенний букет", 1892; "Под солнцем", 1900). Новые веяния в искусстве коснулись художественного мировосприятия и некоторых других столпов передвижничества. Они дают себя знать в портретных этюдах Ярошенко, сделанных на ярком солнце, в его портрете Н.Н. Ге (1890), менее типизированном, чем другие, содержащем эмоциональный подход к модели, которую художник органично связывает с естественной для нее творческой средой, в портрете Н.И. Петрункевич (1893) работы Ге, хотя и темном по колориту, но как выбором модели и ситуации, так и своим общим настроением, безусловно, перекликающимся с набирающим силу молодым искусством.
Он выступает как портретист, мастер бытовой и исторической картины. Портрет был не только ведущим жанром, но и подосновой творчества Репина вообще. При работе над большими полотнами он систематически обращался к портретным этюдам для выяснения облика и характеристики персонажей. Таковы "Протодьякон" (1877) и "Горбун" (1881, ГРМ), портреты, связанные с картиной "Крестный ход в Курской губернии" (1880--1883, ГТГ). Как и в "Бурлаках на Волге", но в более масштабной форме, здесь проявилось великое умение Репина чувствовать и передавать стихийную жизнь массы, толпы людей, не теряя при этом индивидуального, портретного своеобразия каждого лица.
Характеристики привилегированной части толпы - помещицы, купца, священника отмечены духом социально-критической иронии. В образной трактовке простых людей, нищих, странников Репин остается гуманистом и реалистом, видящим и нравственное превосходство народа, и его заблуждения. Фальшивому благочестию сытой публики противопоставлена глубоко искренняя, но слепая надежда обездоленных прорваться к своей правде в мире угнетения и несправедливости. Вслед за В. Г. Перовым и И. Н. Крамским Репин продолжает создание галереи образов выдающихся представителей русской общественной мысли, науки и культуры.
В лучших своих портретах - В. В. Стасова, Л. Н. Толстого, М. П. Мусоргского Репин достигает жизненной полноты и многогранности характеристики благодаря удивительной ком позиционной изобретательности и активности изобразительных средств, чуждых пристрастия к какой-либо одной манере: она всегда сообразуется с "манерой"- повадкой, осанкой, темпераментом - портретируемого лица.
Одна из главных тем жанровых полотен Репина - типичные моменты жизни русского революционера-народника ("Арест пропагандиста", 1880-1892; "Отказ от исповеди", 1879-1885 и "Не ждали", 1884- 1888, все в ГТГ). В отраженной художником в картине "Не ждали" гамме психологических реакций на событие - изумления, недоверия, радости - безусловно доминирует немой диалог взглядов матери и возвратившегося из ссылки сына. Герой картины, не отрекаясь от прошлого, ждет не сострадания и прошения, а понимания и оправдания необходимости той жертвы во имя долга перед народом, который когда-то заставил его покинуть родной дом. Признание семьей гражданского подвига отца, брата, сына выдвигается Репиным как проблема, имеющая широкое общечеловеческое значение. Склонность к психологическому драматизму в обрисовке ситуаций сказывается и в исторической живописи Репина. Художник стремится показать исторических героев в мгновения предельной душевной напряженности. Эта тенденция достигает кульминации в картине "Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года" (1885, ГТГ).
Содержание картины помимо конкретного исторического правдоподобия ситуации и характеров, говорит о "вечной" коллизии наказания деспота мукой раскаяния за невинно пролитую кровь. В картине "Запорожцы пишут письмо турецкому султану" (1878- 1891, ГРМ)-иная мысль, связанная с поисками жизнеутверждающего идеала, героических характеров. Последний высокий взлет репинского таланта относится к началу XX в., когда художник работает над грандиозным групповым портретом-картиной "Торжественное заседание Государственного Совета" (1901- 1903, ГРМ), выполнив серию этюдов, отличающихся замечательной остротой характеристики и живописной свободой. Подлинный гражданский пафос, демократизм, выражающийся не только в глубоком понимании и изображении народной жизни, но в ясности и доступности самого изобразительного языка, высочайшее реалистическое мастерство, правда характеров, интерес к животрепещущим вопросам современности - залог непреходящей ценности искусства Репина.
Опыт Репина в области пленэрного портрета был продолжен и обогащен живописцами младшего поколения - его учеником В.А. Серовым и К.А. Коровиным, произведения которых - "Девочка с персиками" (1887), "Девушка, освещенная солнцем" (1888), "Хористка" (1883), портрет Т.С. Любатович (1886?) - явились для современников подлинным откровением. В этих работах показан не только характер портретируемых и присущие им индивидуальные особенности, фигуры девушек тесно связаны с внешней средой, все пронизано светом и воздухом.
Столь непосредственного восприятия мира, подобной убедительности ситуации, свежести, звучности и чистоты цвета не знала еще русская портретная живопись. И что в данном случае особенно важно - свет в работах молодых русских художников не только не растворял в себе фигуру человека, как сплошь и рядом бывало в произведениях западного импрессионизма, а, напротив, способствовал выявлению жизненной правды, созданию одухотворенных поэтических образов.
Пленэр во многом обогатил русскую живопись, но при этом он таил в себе определенную опасность, в особенности для живописи портретной. Он вносил в нее момент мимолетности, сиюминутности, что при чрезмерном увлечении световыми и цветовыми эффектами грозило потерей в портрете человека. Тем не менее на протяжении 1890-х годов и даже двух первых десятилетий XX века ряд русских художников умело использовали при портретировании как пленэр, так и некоторые приемы импрессионистической техники.
Однако важно подчеркнуть, что поступательное движение живописи пошло в другом направлении, в сторону усиления черт декоративности и монументальности. Произведения Серова и Коровина 1880-х годов стали важным звеном в развитии портретного жанра. Во многом расширяя его понятие, они явили собой подлинно новый тип портрета. Общепринятой формой портрета во второй половине XIX века было поясное, реже погрудное или поколенное изображение. Художники сосредоточивали почти все внимание на изучении лица человека.
Представленный на нейтральном фоне, он как бы изолировался от окружающего мира, замыкался в самом себе. В "Девушках" Серова и портрете Любатович Коровина пространство взято значительно щедрее, шире. Интерьер или пейзаж, являются не просто фоном, а органичной естественной средой. Здесь проявилась также одна из основных тенденций в развитии русского портретного искусства данного периода - тяготение к обобщенно-синтетическому картинному претворению образов. Ведь это не просто портреты, а портреты-картины. Таковыми делает их как наличие антуража, так и содержательность, значительность самих портретных характеристик, их синтетический строй. Не случайно серовские "Девочка с персиками" и "Девушка, освещенная солнцем" стали символом вневременных ценностей - молодости, красоты жизни, близости человека и природы.